Витория не построит сильный «Спартак» из имеющихся футболистов. Это невозможно

Витория не построит сильный «Спартак» из имеющихся футболистов. Это невозможно

Хотя и к самому тренеру есть вопросы.

«Спартак» снова не смог выиграть внутри РПЛ, продлив серию без побед до шести матчей и в очередной раз показав невнятный футбол. Команда всё ещё погружена в болото, никак не может выбраться из второй половины таблицы, и даже сложно понять, за что она сегодня борется – за выживание или всё-таки за будущие еврокубки.

Что является главной причиной постоянных неудач «Спартака»? И почему после эмоциональной победы в Европе над сильнейшим клубом топового чемпионата мы чувствуем такой контраст в Уфе? Давайте ещё раз подчеркнём все ключевые проблемы сегодняшней команды Витории.

Главная беда «Спартака» — плохая атака. Команда слишком мало создаёт и ещё меньше реализует

Можно бесконечно смеяться над Рассказовым, над его умением вляпаться в историю и притянуть своим выходом на поле пропущенный гол, но проблема «Спартака», конечно же, не в нём. Да и вообще не в качестве обороны. Если оставить за скобками аномальный матч с «Зенитом», в котором Витория выставил непонятную линию защиты и заигрался с высокой линией, то красно-белые на фоне лиги очень прилично защищаются.

По весу допущенных ударов без учёта пенальти «Спартак» стабильно держится на 4-7-х местах, у группы клубов показатели плюс-минус одинаковые. На сегодня «Зенит» идёт первым (13,88), далее «Динамо» (14,35), «Краснодар» (14,79), а следом расположились «Локомотив», «Ахмат», «Сочи», «Спартак» и «Крылья Советов» — у всех от 15,20 до 15,8 соответственно. Худшая оборона лиги у тульского «Арсенала» — 23,60 NPxGA. Сюда же можно добавить тот факт, что по количеству допущенных глубоких передач (в зону 18 метров вблизи ворот) «Спартак» идёт третьим, чуть лучше только «Динамо» и «Краснодар».

У «Спартака» не уникальная, но абсолютно адекватная оборона: нет колоссального разрыва по сравнению с первыми местами, есть потенциал стать ещё сильнее и подняться на дистанции, когда эффект от 1:7 в Санкт-Петербурге ещё сильнее размоется. И даже в Уфе красно-белые позволили создать сопернику с игры очень мало: ключевая острота пришла после стандартов (кроме разве что удара Фищенко в начале второго тайма).

Но если внятная оборона у Витории есть, то про атаку такого сказать точно нельзя. За 16 туров «Спартак» набил 17,00 NPxG (вес ударов без учёта пенальти), это 9-й показатель в РПЛ, а у топов значительно больше. У «Зенита» — в два раза (33,10), «Краснодар» и «Сочи» также оторвались – 24,77 и 23,70. С точки зрения созидания «Спартак» гораздо ближе к «Уфе» (16,09) и «Химкам» (15,87), как бы печально это ни звучало.

Поэтому подчеркну: «Спартак» находится так низко в РПЛ прежде всего из-за скудного атакующего потенциала. Сам же Витория полностью соответствует заявленному профилю. Это не сугубо атакующий тренер, а специалист, который много времени уделяет обороне. Он точно не ведущий в Европе генератор прогрессивных идей по взлому пространства, в его прежние заслуги в созидании входила, прежде всего, подготовка фланговых атак – даже в «Бенфике» ключевыми игроками становились крайние защитники, совершавшие непредсказуемые манёвры и фактически игравшие как нападающие.

А что мы имеем в «Спартаке»?

Промес и Ларссон в сегодняшнем состоянии не должны выходить с первых минут. Но Витории приходится их ставить

Даже при наличии красивой тренерской системы любой команде требуются сильные исполнители, которые будут делать разницу в своих зонах. А уж если эффективной структуры нет, то тем более: за счёт среднего уровня футболистов и их импровизации можно легко выигрывать матчи.

В «Спартаке» сегодня можно выделить только одного игрока, полностью соответствующего статусу звезды, – Мозеса. Он действительно доминирует на своём фланге в матчах, когда мотивирован, легко обыгрывает один в один, эффективно снабжает штрафную. Больше таких футболистов нет. Очень грустно, что кадровая ситуация обязывает Виторию раз за разом ставить с первых минут Промеса и Ларссона. Оба игрока в сегодняшнем состоянии не тянут не то что статус звезды, а вообще уровень основного состава. Они ограничены в работе в плотности, не вытаскивают мяч на скорости (у Промеса этот навык вообще исчез), совершают много ошибок – просто подсчитайте, если будет желание, сколько атак глохнет после их касаний.

Ларссон вроде бы в схеме 4-4-2 должен играть чаще в оттяжке, смещаться к фланговым зонам и строить связки (так, как с «Наполи» это делал Игнатов), но в Уфе он бестолково пробегал в передней линии, лишь пару раз принял мяч в глубине, а по итогам своих 90 минут набрал один неточный удар, ноль острых передач и три выигранных единоборства из 12. Я уверен, что будь здоров Понсе или не получи микроповреждения Игнатов с Бакаевым Ларссон сейчас и близко не попал бы в основу. Но – безысходность.

Литвинов и Умяров не должны играть вместе в системе 4-4-2, так как дублируют друг друга

Витория в последнее время пробует вернуться к 4-4-2 – к схеме, с которой, в отличие от 3-4-3, долго работал. Только из каких футболистов можно вообще соорудить эту систему? Два ключевых требования: 1) большой объём движения в середине от опорников (поскольку здесь два игрока центра поля вместо трёх при 4-2-3-1); 2) помощь одного из форвардов в глубине при развитии позиционной атаки для равномерного заполнения пространства.

Про второй пункт я уже написал выше: Ларссон вообще не соответствует профилю оттянутого нападающего, плохо играет спиной и не связывает линии. Но и по поводу первого есть уйма вопросов. Литвинов и Умяров – схожие по типажу опорники, оба, в первую очередь, любят работать из глубины, не таскают мяч сами, не обеспечивают требуемый объём вбеганий в финальную треть, штрафную и полуфланговые зоны для связок с игроками на фланге. И получается, что «Спартак» очень ограничен в созидании из зоны над штрафной: Ларссон не опускается, Литвинов и Умяров не поднимаются (ну, почти).

Для схемы 4-4-2 нужны дополняющие друг друга полузащитники. Но мы вновь понимаем, что Литвинов и Умяров – связка, которая родилась от безысходности. Можно было бы атаковать и с таким дуэтом, оставляя их на страховке сзади и поднимая смелее вверх обоих крайних защитников. Только есть ещё одно «но», о котором – в следующем пункте.

Кофрие на позиции правого защитника – сильный удар по атакующему потенциалу. Особенно в играх с таким сценарием, как в Уфе

Бельгийский защитник – боец, который заслуживает всевозможных добрых слов за самоотверженность, неуступчивость и агрессию. Но давайте всё же абстрагируемся от всех этих бойцовских качеств и ответим сами себе: есть ли вообще у Кофрие качества для игры правым защитником – особенно в матчах, где нужно много атаковать против массивной обороны? И где твоя команда уже осталась без ведущего игрока правого фланга, а его резервисту Ломовицкому определённо нужна поддержка.

Я вот, наблюдая в понедельник за игрой, не увидел ни одного. Дриблинга у Кофрие нет, навесы жутко нестабильные (при трёх попытках каждый раз не перебивал ближних соперников), забегания – линейные и нерациональные. Когда Ломовицкий держал ширину, Кофрие бежал ещё шире – даже к угловому флажку. Интересно, что он планировал оттуда сделать, если бы получил мяч.

Витория не построит сильный «Спартак» из имеющихся футболистов. Это невозможно

То есть Витория, который в своё время разрывал Португалию рывками Гримальдо в середину и восхищённо рассказывал, как он любит нелинейные движения фланговых защитников, вынужден атаковать с Кофрие, с трудом доходящим до чужих ворот и не обладающим ни уникальным кроссом, ни дриблингом, ни комбинационной натурой.

Поэтому давайте не обманывать себя: Кофрие – отличный парень и боец, но пока это не фигура масштаба «Спартака», особенно в схеме 4-4-2. В лучшем случае это игрок обоймы, который способен выйти подстраховать партнёров или помочь отзащищаться.

К Витории, разумеется, тоже много вопросов. Например, в «Уфе» была плохая реакция на чужие стандарты

Ни в коем случае не собираюсь снимать все претензии с главного тренера. Даже в сложнейших кадровых условиях Витория мог бы наработать альтернативные алгоритмы в атаке и придумать что-то новое, заставить игроков хотя бы расставляться правильно, а не в 30 метрах друг от друга без использования середины – но мы крайне редко видим что-то внятное в позиционном нападении. Португалец не делает среднюю команду сильнее, не возвращает в тонус прежних лидеров, становится излишне зависимым от отдельных футболистов.

Есть и другие вопросы. Например, по стандартам в Уфе. В самом первом штрафном в матче хозяева применили заброс на дальнюю штангу и блок дальнего защищающегося: Айртона заблокировали, Кротов выскочил из середины и мог бить или простреливать из убойной позиции (но не попал как нужно по мячу).

Витория не построит сильный «Спартак» из имеющихся футболистов. Это невозможно

А вот – голевой эпизод. Снова блок Айртона и рывок Кротова на дальнюю.

Витория не построит сильный «Спартак» из имеющихся футболистов. Это невозможно

Витория не построит сильный «Спартак» из имеющихся футболистов. Это невозможно

То есть «Спартак» никак не среагировал на первый стандарт, не сделал коррекцию – и получил точно такой же второй. Да, гол состоялся после отскока и второго темпа (и вины Рассказова, кстати, там нет – гораздо больше вопросов к Ломовицкому), однако сам по себе штрафной был отработан очень плохо.

Выводы

В текущем кадровом состоянии «Спартак» продолжит мучиться на дистанции, будет чередовать отличные матчи с блёклыми и вряд ли выкарабкается из второй половины таблицы. Ещё раз подчеркну, что у команды в Уфе не было адекватной пары опорников для 4-4-2, адекватных флангов (причём обоих) и адекватного второго нападающего.

Для поступательного движения «Спартаку», во-первых, нужно возращение всех травмированных, во-вторых, долгожданные трансферы в проблемные зоны. Можно, конечно, свалить всё на Виторию – португалец действительно не прыгнул выше головы, не построил дворец из палок, но у меня нет уверенности, что даже у топовых тренеров мира в текущих реалиях получилось бы сильно лучше.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.