«Сделал добро — и миллион раз рассказал». Василевский против пропаганды Шлеменко

«Сделал добро — и миллион раз рассказал». Василевский против пропаганды Шлеменко

Вячеслав разложил по полочкам, почему ему не нравится Шторм. Одним из самых ярких персонажей российского ММА остаётся Вячеслав Василевский. Шестикратный чемпион мира по боевому самбо и экс-обладатель пояса промоушена M-1 не только выдаёт красивые бои в октагоне, но и никогда не лезет за словом в карман — чего стоит только его шумный публичный конфликт с Александром Шлеменко. Мы поговорили с Вячеславом: в эксклюзивном интервью «Чемпионату» Василевский оценил значение ухода Хабиба для Махачева, рассказал, почему не любит Шторма, и высказался по поводу драки Даны Уайта со своей женой.

— Как прошли новогодние праздники?
— Всё потрясающе. Только что вышел из боксёрского центра, провёл там тренировку. В праздники не отдыхали, тренировались — всё в рабочем режиме. Родители приезжали к нам из Сибири, потом мы сами в Дубай съездили с семьёй, хапнули солнышка немножко. Поэтому месяц прошёл очень продуктивно.

— Кто ваш следующий соперник и по каким правилам пройдёт бой?
— Да, я неслучайно залетел в боксёрский центр. Уже 23 января состоится мой полноценный дебют в боксе. Если в прошедшем декабре у меня был только условный дебют в боксе, в клетке и с перчатками ММА, то теперь будет полноценный дебют — в ринге и в боксёрских перчатках. Соперник — Ислам Жангоразов, с которым мы дрались в феврале по правилам ММА.

На одном из турниров я комментировал: Жангоразов буквально влетел в клетку и вызвал меня на бой по боксу, заявив, что в первом поединке он оказался в моей стихии, а сейчас всё будет по-другому. Ну а мне ничего не оставалось, кроме как принять этот дерзкий вызов.

По регламенту пока нет окончательного решения: либо четыре раунда по три минуты, либо шесть раундов по три минуты.

«Сделал добро — и миллион раз рассказал». Василевский против пропаганды Шлеменко

Александр Шлеменко, Вячеслав Василевский и Магомед Исмаилов

— Давно хотели попробовать себя в боксе?
— Да, мне давно этого хотелось. К этому шагу подтолкнула и травма колена. Бороться я не могу, а вот боксировать — вполне.

— Смешанные единоборства — не закрытая для вас история?
— Я тоже надеюсь, но это всё пока под вопросом. В основном из-за травмы, но и в целом приоритеты несколько переключились. Сейчас больше сконцентрирован на телевидении. Если раньше всё подстраивал под бои и тренировки, то теперь ориентируюсь на съёмки. Сейчас у меня начинается второй сезон реалити-шоу «Охотники», где я — один из ведущих. Ближайшие четыре месяца будем снимать. Хорошо, что там идут навстречу и можно работать на двух фронтах.

— Как вообще попали на профессиональное телевидение?
— Всё произошло абсолютно случайно. Всегда этого хотел, всегда было интересно, да и видно по моим наклонностям блогера. Когда меня в одном из интервью спросили, кем бы я стал, если бы не спорт, ответил — актёром или телеведущим. И буквально через неделю мне позвонили, сказали, что нужен брутальный и харизматичный ведущий, с силовыми навыками. Я сразу сказал, что обратились по адресу.

Пошёл на общий кастинг, проходил пробы, всё рассматривали и говорили, над чем нужно поработать. Я снова приходил, и всё-таки меня утвердили. Весной прошлого года начали снимать сезон «Охотников» с моим участием, и он очень хорошо зашёл, лучше, чем предыдущий сезон, где меня не было. Рейтинги высокие, и мы буквально сегодня начинаем новый сезон.

«Сделал добро — и миллион раз рассказал». Василевский против пропаганды Шлеменко

Вячеслав Василевский

— Сложно ли было перестраиваться под другую профессию?
— Было не сложно, а интересно. Сложно — это тренироваться постоянно два раза в день, ездить на сборы. Вот это, если говорить честно, уже сложно и неинтересно. Нет такой мотивации былой, что скрывать. В спорте удерживает только финансовая составляющая, потому что есть возможность зарабатывать достаточно большие деньги с имени, которое я набивал так много лет. Поэтому жалко уходить. Ну и спорт — это возможность держаться в медиа, в пространстве спортивном. Однако я не хочу никого обманывать, у меня нет былых амбиций в плане спорта. Какие-то я реализовал, другие — нет, но я уже переключился. Хочу развиваться дальше в новом направлении, хочу прогрессировать на телевидении — мне очень интересно.

Да, пока хочется совмещать, энергии хватает. Как говорил Лев Толстой, лучший отдых — это смена деятельности. Тогда сразу силы появляются. Углубляешься в съёмки, и сразу хочется тренироваться. Сейчас я сделал хорошую тренировку, а завтра — на съёмки, с хорошим настроением. В этом и есть развитие. Когда тебе за 30 лет и сначала с утра идти на тренировочку, потом только туда же вечером — это ведёт к какой-то деградации, честно скажу.

— Вы говорили, что Хабиб психологически устал от боёв. А ведь у вас в полтора раза больше поединков.
— Да, просто у меня нет такой финансовой подушки, как у Хабиба, я не настолько популярен. Поэтому и приходится выступать. Если бы я был так популярен и настолько богат, то я бы не выступал сейчас, скорее всего. Просто бы поддерживал форму в фитнес-зале. Но я выступаю, чтобы моя семья ни в чём не нуждалась.

— Вы уже не получаете той радости от боёв, но есть соперник, с которым бы хотелось встретиться больше всего?
— С удовольствием подрался бы против кого-то с громким именем. Нет такого, что я хочу только с мешками драться теперь. На самом деле, может, с возрастом у меня стало меньше усердия, но в плане мышления и профессионализма я стал намного грамотнее. Сейчас лучше готовлюсь к боям, умею подводить себя на пике — хотя тренируюсь меньше. Уинстон Черчилль говорил, что гении делают больше, работая меньше. Сейчас для меня уже важно не количество, а качество.

«Сделал добро — и миллион раз рассказал». Василевский против пропаганды Шлеменко

Вячеслав Василевский

— Но идеальный соперник для вас всё-таки кто? Шлеменко?
— Ну почему сразу Шлеменко? Хотя этот бой был бы интересен всем. Только я знаю одного человека, которому этот бой не интересен — это Саша Шлеменко. Он всем говорит, что ему это не интересно. Это просто защитная реакция. Саша лучше опять подерётся с каким-нибудь мешком из-за границы, которому ещё и проиграет. И скажет потом, что это была суперзвезда. Нежели подерётся со мной в бою, который интересен людям.

Знаю, что по поводу нашего со Шлеменко поединка были предложения по боксу, но Александр эти предложения отверг.

— Один из самых популярных вопросов — почему Василевский так не любит Шлеменко?
— Я вообще не разделяю жизненные взгляды Шлеменко, они мне чужды. Его видение мира, его поведение, как он живёт — считаю, это неправильно. Его пропаганда — это тоже неправильно. Саша зомбирует людей. Я ему говорил — ты что, хочешь, чтобы все люди такими были? Злыми, недовольными, напыщенными. Завышенная самооценка — всегда плохо.

Мне вообще не нравятся напыщенные люди. Которые мнят себя не пойми кем, хотя ничего из себя не представляют. Вот и Саша один из таких типов людей, которые мне не нравятся. Я за простоту: нравится, когда сильные люди простые и открытые. Когда они не кичатся, что сделали добро. Не кричат на каждом углу, что они поставили обоссанный турник во дворе. Не люблю это. Мне смешно: человек сделал добро — и миллион раз об этом рассказал. Значит, он делает это только для себя — чтобы его похвалили, им восхищались. К сожалению, таких людей много, даже среди моих знакомых были. Они прикрывались, что помогают детям или малоимущим, но всё делали напоказ. Таких людей надо искоренять, выводить на чистую воду. Показывать обществу, что они не те, за кого себя выдают. Вот раньше были лжеправители, а это — лжеправедники. Они нам не нужны.

— Раз мы вспоминали Хабиба, давайте обсудим и его уход с тренерской работы. Скажется ли на Махачеве решение Нурмагомедова, это помешает победить Волкановски?
— Никак это не повлияет на результат, абсолютно. Когда любой человек дерётся, нет большой разницы, кто именно стоит в углу — боец погружён в процесс. Есть только он и соперник. Остальное это уже мелочи, которые потом удобно использовать в качестве оправдания. Именно на Ислама это никак не повлияет.

«Сделал добро — и миллион раз рассказал». Василевский против пропаганды Шлеменко

Джиган, Вячеслав Василевский и Александр Емельяненко

— Следите за карьерой Умара Нурмагомедова? Сможет ли он превзойти Петра Яна?
— Конечно, видел его бои. А когда был в Дагестане, мы даже с ним общались. Умар имеет то, чего нет у Петра — команду с большим количеством чемпионов, где он варится постоянно. Пётр уже был чемпионом, думаю, у него нет таких чемпионских амбиций, как раньше. Плюс Умар помоложе Яна. Поэтому Нурмагомедов голоден до побед. Не голоден финансово, а именно голоден до побед. Ему хочется доказать, что он тоже всё может, мотивации ему хватит.

— Давайте закончим обсуждением самого громкого новогоднего конфликта. Что думаете о драке Даны Уайта с женой?
— Неважно, кто это был, Дана Уайт или ещё кто-то. Тут ситуация другая — как ты можешь бить свою жену? Девушки сами по себе эмоциональнее. Ну, вдруг что-то случилось в голове у неё, и она тебя ударила. Это не повод давать сдачи, показывать свою силу.

Когда бойцы говорят, что бить в ответ женщину можно, это говорит только об их недалёкости. Ведь не думаю, что у Даны от такого удара жены голова отлетела. Это же твоя жена, как можно её бить — родной человек.

Рекламный блок
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Новости спорта
Добавить комментарий