Голубовский: есть доказательства моей непричастности к нарушениям в «Торпедо»»

Генеральный директор «Торпедо»в сезоне 2018-19 и генеральный менеджер в сезоне 2019-2020 Ян Голубовский рассказал о своем судебном процессе.

— Ян Валерьевич, несколько дней в ряде телеграм-каналов появились документы, которые связаны с вами. Сообщается, что это доверенности от вас на лиц, которые работали в «Торпедо» в качестве исполнительного и финансового директоров. Насколько это важные документы для вашей стороны?

— Я видел эти документы. Могу сказать, что это очень важные документы, которые подтверждают мою невиновность. Я занимался исключительно хоккеем, меня изначально пригласили на роль генерального менеджера, чтобы я отвечал за хоккей. Став генеральным директором, сразу появилась инициатива, чтобы я подписал доверенности на Сергея Малютина (исполнительный директор, уже получил условный срок) и Наталью Еремину (проходит по одному делу с Голубовским).

— От кого шла эта инициатива?

— Это решение принял  председатель правления «Торпедо», заместитель губернатора Дмитрий Сватковский, ныне депутат Государственной думы от Нижегородской области..Я поинтересовался для чего я выписываю доверенность? Сватковский объяснил мне, что таким образом будет оптимизировано руководство финансово-хозяйственными вопросами. Кроме того, Сватковский заверил меня, что, подписав эти доверенности, всю ответственность за свои действия будут нести эти люди.

 
— Как можно понять из сообщения эти документы не были приняты судом во внимание.

— Да и это настоящий правовой парадокс, ведь эти документы предоставил свидетель стороны обвинения, и суд не принял их во внимание. Ещё могу сказать, что защита Малютина и Ерёминой настаивает, что этих документов не существует, и вопросы о хозяйственно-финансовых решалась лично мной. Но, как я уже говорил, я занимался хоккейными делами и делал это хорошо. А ответственность за хозяйственные процессы несли Малютин и Ерёмина, которым я делегировал полномочия и это подтверждено доверенностями. Почему с меня спрашивают за нарушения по хозяйственной части, если я занимался исключительно хоккейными делами, я не понимаю. Перед мной стояла сложная задача, так как я принял клуб с кредиторской задолженностью в 610 миллионов. И зарплатный бюджет был урезан с 900 миллионов (в сезоне 17/18) до 500 (в сезоне 2018/19). Но мы всё равно вышли в плей-офф, хотя на первых порах у «Торпедо» были заблокированы все счета, в кассе не было денег, и хоккеисты не получали зарплату.

— В нашей стране такими надуманными делами сводят счёты с неудобными людьми. Можно говорить, что в отношении вас происходит именно такая ситуация?

— Я бы хотел оставить этот вопрос без комментариев. По-моему, всё понятно и так. Вопросов по моей хоккейной деятельности ни у кого не возникало.

— Год назад вы обещали рассказать о ситуации в «Торпедо», но пока так и не сделали этого.

— Думаю, что в самое ближайшее время я начну рассказывать о том, что происходило. У меня не остаётся другого выхода. Я два года молчал, так как в хоккее не принято выносить сор из избы. Но эти «замечательные» люди перешли все границы и не оставляют мне другого выбора. При этом я уверен, что губернатора Глеба Никитина намеренно вводят в заблуждение по поводу этой истории.
 
 

Источник AllHockey.Ru

Сообщить об ошибке или опечатке


http://allhockey.ru/news/show/410368-Golubovskij_est_dokazatel_stva_moej_neprichastnosti_k_narusheniyam_v_Torpedo

Оставить комментарий