«Барса» решила отжигать сейчас, наплевав на будущее. История финансового краха клуба

«Барса» решила отжигать сейчас, наплевав на будущее. История финансового краха клуба

Лапорта рискует – оставляет доходы под залог возможных успехов. А ещё клуб был пойман лигой на обмане!

«Это единственный клуб, который может покупать футболистов без денег. Сумасшествие», – сказал главный тренер «Баварии» Юлиан Нагельсман после того, как «Барселона» завершила трансфер Роберта Левандовского. Нападающий обошёлся каталонскому клубу в € 50 млн и стал не единственным дорогим приобретением «Барсы» этим летом. Согласно данным Transfermarkt, суммарно на покупки было потрачено около € 153 млн – больше только у «Челси», который уже закупился на € 187 млн. Разрыв между их тратами небольшой, но ситуации сильно отличаются: одни обновляют команду на деньги нового владельца, а у других – миллиард долга и низкий потолок зарплат, ещё и с наложением санкций.
В Ла Лиге действует свой фэйр-плей: исходя из доходов и расходов клубов, лига для каждой команды устанавливает лимит затрат на трансферы и зарплаты. Такой контроль позволяет обеспечить платёжеспособность клубов. Зимой «Барселона» стала единственной командой, у которой «потолок» был отрицательным – минус € 144,35 млн. За такое нарушение накладываются санкции: тратить можно только четверть доходов.

Как им удаётся столько тратить? А главное – смогут ли они заявить всех, кого купили? Вопросы интересные, и ответы на них вряд ли понравятся болельщикам «Барселоны», потому что прямо сейчас их клуб уничтожает собственное будущее. Лапорта выбрал жить в моменте, только вот проблема: если на сегодня еда будет, то нет никакой гарантии, что в скором времени не придётся голодать.

Игрок Откуда Цена
Рафинья «Лидс» € 65 млн
Жюль Кунде «Севилья» € 55 млн
Роберт Левандовски «Бавария» € 50 млн
Андреас Кристенсен «Челси» свободный агент
Франк Кесси «Милан» свободный агент

(Не)быстрый путь к кризису

Много лет «Барселона» была столпом в футбольном бизнесе: один из самых популярных клубов мира, в котором играет Лионель Месси, культовый стадион, заполняющийся каждый матч, сильный и узнаваемый бренд – весомые составляющие, чтобы быть среди уверенных лидеров. «Барса» стала первой (и пока единственной), кто зафиксировал годовой доход в более чем € 1 млрд. Всё это в совокупности давало уверенность, что у клуба всё в порядке с финансами и стратегией. Но потом случилась пандемия.

Коронавирус обнажил серьёзные ошибки, которые раньше просто нивелировались ростом доходов. Оказалось, что «Барселона» последние годы ходит по грани – шаткое положение клуба стало следствием многолетних необдуманных и импульсивных решений руководства, а также раздутых контрактов. Наряду с высокими доходами были долги, потому что аппетиты росли, а тормозов не было: футболисты хотели получать больше за свои успехи, и руководство продолжало добавлять миллионы в их контракты. В период с 2016 по 2020 год фонд заработной платы «Барсы» вырос на 61% – с € 471 млн до € 759 млн. И если с доходами в € 1 млрд это было терпимо, то с наступлением пандемии математика клуба кардинально поменялась. Жить стало в разы тяжелее.

«Барса» решила отжигать сейчас, наплевав на будущее. История финансового краха клуба

Хосеп Мария Бартомеу

В марте 2021 года президентом «Барсы» снова стал Жоан Лапорта. Он получил в наследство от Хосепа Марии Бартомеу огромную зарплатную ведомость, долги в € 1,35 млрд, перспективу потерять Месси и техническое банкротство. Исполнительный директор «Барселоны» Ферран Ревертер тогда заявил, что от полнейшего краха клуб спас вид юридического лица: «Если бы «Барса» была PLC (публичной компанией с ограниченной ответственностью), клуб был бы распущен. Но как спортивная ассоциация мы смогли рефинансировать долг».

Ожидалось, что Лапорта возьмёт курс на жизнь по средствам и жёсткую экономию, что изначально подкреплялось конкретными действиями: он, например, сразу же сократил фонд заработной платы на € 200 млн. Но быстро стало понятно, что новый президент пошёл по другому пути – смелому (для Лапорты), но балансирующему на грани краха (для всех остальных). Риск стал неотъемлемой частью жизни нынешней «Барселоны», хотя Лапорта чуть ли не с самого начала убеждал: «Я не азартный игрок. Я просчитываю риски».

«Барса» решила отжигать сейчас, наплевав на будущее. История финансового краха клуба

Худший день в карьере Месси. Почему разрыв с «Барселоной» был неизбежным

«Барса» решила отжигать сейчас, наплевав на будущее. История финансового краха клуба

«Барсе» нет дела до легенд клуба». Самый титулованный игрок мира нашёл себе новую команду

Жизнь взаймы

Летом 2021-го Генеральная ассамблея «Барсы» согласовала заём в размере € 525 млн в Goldman Sachs для погашения выданного ранее банком кредита в размере € 80 млн и облигаций на сумму € 200 млн, а также на выплату задолженностей по зарплатам. Лапорта говорил, что это необходимо, чтобы «дать клубу передышку и не брать ничего из карманов членов клуба». Кредит был согласован сроком на 15 лет под 2% годовых с залогом в виде доходов от аудиовизуальных прав, а также с льготным периодом в три года.

Тогда же был вариант присоединиться к сделке Ла Лиги с инвестиционным фондом CVC CapitalPartners, согласно которой лига получала € 2,7 млрд в обмен на 10% прав компании по 50-летнему соглашению. 90% этих средств по условию контракта должны распределяться между командами, при этом предоставляться они будут в виде беспроцентных займов со сроком погашения в 40 лет. Определяется сумма выплат для каждого клуба по той же формуле расчёта, что и при распределении доходов от телеправ. Сделку ратифицировали 38 клубов из 42 – среди противников были «Реал», «Атлетик» Бильбао, «Реал Овьедо» и «Барселона». Экономическая комиссия «Барсы», изучив детали соглашения, подсчитала, что клубу будет крайне не выгодно соглашаться на такой вариант: ежегодно телеправа дорожают в среднем на 3,6%, а сумма, выплачиваемая командам, будет фиксированной. Кроме того, по бумагам получается, что клубы на много лет добавляют в свою финансовую отчётность долговое обязательство.

«Барса» решила отжигать сейчас, наплевав на будущее. История финансового краха клуба

Жоан Лапорта

Так что «Барса» решила искать источники средств самостоятельно. Над Лапортой, помимо всех долгов, висела ещё реконструкция стадиона, под которую необходимо было найти деньги. В октябре президент получил разрешение сосьос на очередной кредит для реализации проекта Espai Barca (это как раз реконструкция стадиона и застраивание прилегающих к нему территорий). Клуб вновь обратился к Goldman Sachs – с инвестиционным банком заём согласовывало ещё прошлое руководство, но после пандемии сумма на ремонт сильно выросла и составила уже € 1,5 млрд вместо € 800 млн. Соглашение предусматривает погашение долга в течение 35 лет с выплатой платежа не ранее чем через пять лет после окончания всех строительных работ. «Барса» всё просчитала: по оценкам создателей проекта, Espai Barca должна приносить клубу около € 200 млн ежегодно.

Но средства нужны были здесь и сейчас, поэтому Лапорта продолжил поиск новых возможностей для финансирования. Важнейшей задачей было найти нового титульного спонсора взамен Rakuten, с которым контракт заканчивался летом 2022-го. Лапорта вёл переговоры с различными компаниями, пытаясь договориться на сумму минимум в € 50 млн в год, и в итоге сойтись удалось со Spotify. Стороны договорились на € 62,5 млн – в условия сделки также вошло коммерческое переименование «Камп Ноу».

«Барса» решила отжигать сейчас, наплевав на будущее. История финансового краха клуба

«Камп Ноу»

Этого всё равно было мало – долги не уменьшались, доходы ещё не увеличивались, а впереди было летнее трансферное окно. Весной руководство клуба вновь начало рассматривать вариант соглашения с CVC, но отдельно от Ла Лиги: испанские СМИ писали, что «Барселона» была готова заключить сделку на € 300 млн взамен на 10% доходов от аудиовизуальных прав в течение следующих 50 лет. Условия такие же, как в сделке Ла Лиги с инвестиционным фондом, с той лишь разницей, что «Барса» запросила на € 30 млн больше. Лапорта думал: соглашение в совокупности с продажей 49,9% Barça Licensing & Merchandising могло единовременно привнести в бюджет клуба € 740 млн, что позволило бы обеспечить более устойчивый финансовый фундамент.

В мае появился вариант пожирнее – продать 30% аудиовизуальных прав Goldman Sachs и All Sports Finance (ASF) за € 900 млн. При этом сделка не помешала бы заключить соглашение и с CVC, что позволило бы погасить долги.

Но в итоге Лапорта отказался и от CVC, и от Goldman Sachs, дёрнув совсем за другие экономические рычаги. Правда, суть осталась та же: распродажа собственных активов.

Распродажа имущества с хитрыми уловками

Действовать нужно было быстро, поэтому «Барселона» за три недели закрыла две сделки по продаже медиаправ американской инвестиционной компании Sixth Street Partners. Активацией первого рычага стала продажа 10% прав за € 207,5 млн, второго – ещё 15% за ориентировочно € 330-400 млн. Соглашение заключили на 25 лет – эксперты объясняют выбор «Барселоны» тем, что, в отличие от CVC, Sixth Street не диктовала, сколько из выделенных средств клуб может тратить на игроков, погашение долгов и инвестиции. А вот с финансовой точки зрения сделка получается интересной.

Sixth Street Partners – компания из Сан-Франциско, которая была основана в 2009 году группой выпускников Goldman Sachs. Сейчас под управлением компании находится € 60 млрд, а команда насчитывает 350 человек. Инвестиции Sixth Street включают в себя крупнейшие технологические стартапы, такие как Spotify и AirBnB. Отношения компании со спортом начались зимой 2021 года, когда был приобретён контрольный пакет акций Legends – фирмы, предоставляющей спортивные услуги и активно сотрудничающей с мадридским «Реалом». В 2020-м Legends взяла на себя розничную деятельность на «Сантьяго Бернабеу», а позднее стала управлять неспортивными мероприятиями на стадионе.

За последние пять лет «Барселона» ежегодно получала от телеправ в среднем € 154,8 млн, а это значит, что в ближайшие 25 лет клуб при ежегодном темпе роста доходов в 3,6% может заработать в общей сложности € 6,485 млрд. При этом Sixth Street получит от сделки € 1,61 млрд из этой суммы (25% ежегодно) – окупаемость инвестиций компании в таком случае составит 222% (4,79% в год). Если же (с поправкой на инфляцию) ежегодный рост стоимости телеправ составит 1%, то SixthPartners получит € 1,172 млрд, а если роста не будет вообще – € 1,037.5 млрд за 25 лет. СVC (от которого клуб отказался) при вложениях € 270 млн получил бы в таких условиях € 680,5 млн и € 876 млн соответственно за 50 лет владения 10% медиаправ.

По словам источников Bloomberg, чтобы соглашение вступило в силу, «Барселона» должна была выплатить держателям облигаций € 125 млн в качестве компенсации. «Мы активируем экономические рычаги и реализуем нашу устойчивую и эффективную стратегию по укреплению финансовой основы клуба», – успокаивал всех Лапорта.

Активация двух рычагов позволила «Барселоне» провести ряд громких трансферов, но потом клуб столкнулся с новой сложностью – футболистов мало купить, их нужно ещё и заявить. Для этого Лапорта дёрнул за третий рычаг, чтобы увеличить бюджет – платформе фан-токенов Socios.com с поддержкой блокчейна за € 100 млн было продано 24,5% доли убыточного медиабренда Barça Studios. Медиаподразделение клуба занимается производством и коммерциализацией аудиовизуального контента (сюда входит, например, канал Barça TV+), а также курирует весь диджитал-бизнес.

«Это контролируемый риск, – говорил сразу после объявления сделки президент «Барсы». – Сейчас мы считаем, что сможем зарегистрировать новые контракты с помощью этой сделки».

«Барса» решила отжигать сейчас, наплевав на будущее. История финансового краха клуба

Лапорта и Левандовски

Но не получилось – Ла Лига объявила, что влитых на баланс бюджета клуба денег всё ещё мало для того, чтобы зарегистрировать всех новичков. Всё потому, что «Барселона» попыталась обхитрить руководство лиги: клуб при сделке Sixth Street продал часть прав самому себе. Для этого стороны создали компанию LOGKSLEY Investments с равноправными долями (50 на 50), после чего «Барса» продала ей 25% будущих аудиовизуальных доходов. € 517 млн заплатила Sixth Street, а € 150 млн – «Барселона», распределив выплаты на 25 лет (выходило € 6 млн ежегодно). Лапорта при этом гордо объявил, что сделка принесла клубу € 667 млн, когда на самом деле всего € 517 млн. Дополнительных € 150 млн (которые и заплатит клуб), якобы поступивших на баланс «Барсы», просто не существовало – это была финансовая уловка, которую Ла Лига быстро считала.

Мало того — хитрость обошлась клубу в дополнительные траты в размере € 37,5 млн (налог на прирост капитала). Так что «Барса» всё ещё не укладывается в лимит зарплат. Он, кстати, устроен чуть сложнее, чем просто уровень заработной платы. Например, стоимость Левандовского в отчётностях будет равна его зарплате плюс € 12,5 млн, поскольку его гонорар амортизируется в течение четырёхлетнего контракта. Всё это усложняет жизнь клуба – а уж особенно когда «Барселона» почти не разгрузилась, чтобы освободить место в ведомостях для новых контрактов.

Сезон для клуба стартует уже завтра, но с большой долей вероятности «Барса» начнёт его без своих новичков. Успокаивать их должно одно – для всех заявок есть ещё время до 31 августа, так что звёзд никто не заберёт. Правда, они могут уйти сами: у Франка Кессье и Андреаса Кристенсена есть соответствующий пункт в контракте. Согласно нему, футболисты могут найти себе новый клуб, если не будут зарегистрированы до 1-го тура.

Но что же нужно для того, чтобы новички всё же смогли сыграть за «Барселону» в этом сезоне?

Больше продаж

У Лапорты в запасе был четвёртый рычаг – продажа ещё 24,5% Barça Studios фонду GDA Luma. Его активация была заложена на самый чрезвычайный случай, который в итоге настал – долю продали за € 100 млн. Продаже очередного имущества нашли объяснение: «Это соглашение является дополнением к заключённому 29 июля с Socios.com. Оно призвано ускорить рост цифровой стратегии клуба, NFT и Web.3».

Снижение зарплат и уход игроков

Главная баталия сейчас разворачивается вокруг Френки де Йонга – самого высокооплачиваемого игрока «Барсы». Клуб уже сказал ему – либо соглашайся на понижение зарплаты, либо уходи.

Зачем всё это?

Быть расточительными сейчас – та ещё авантюра, своего рода пир во время чумы. Но клуб заявляет, что трансферы являются частью «стратегии благотворного цикла»: согласно ей, покупка качественных игроков приводит к лучшим результатам, а лучшие результаты помогают получать больший доход. Звучит, безусловно, крайне логично, но и крайне рискованно – особенно, если не получится взять Лигу чемпионов. Следующим летом клубу предстоит начать выплату основной суммы по своим облигациям, есть ещё строительство стадиона, за которое тоже рано или поздно нужно будет расплачиваться. Есть игроки с большими зарплатами (пусть и не такими, как раньше).

При этом доход от телетрансляций снизится на 25% и будет таковым ближайшие 25 лет – всё потому, что «Барселона» выбрала моментальный буст для стабилизации финансов прямо сейчас. Иначе говоря, клуб продал свою долгосрочную выручку для получения краткосрочных денежных средств. Продал свои фамильные драгоценности, лишившись части доходов на ближайшие десятилетия. Лапорта в итоге напоминает Чубайса, который в 90-е распродавал построенные в СССР заводы ради выгоды здесь и сейчас. Хорошим это не закончилось.

Рекламный блок
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Новости спорта
Добавить комментарий