Отец погибшего хоккеиста Ткаченко: Господь Бог через нас послал Ваню на землю»

Отец форварда «Локомотива» Ивана Ткаченко Леонид Владимирович рассказал о своем сыне, о своей жизни после трагедии. 7 сентября 2021 года исполнится 10 лет с момента трагической гибели «Локомотива». При вылете на первый матч сезона-2011/12 в Минск ярославская команда погибла в авиакатастрофе.
«На «Локомотив» не хожу вообще. С момента, как команда погибла в авиакатастрофе, на арену пришел один раз, и только потому, что надо было дать интервью. Я отсидел весь первый период, а затем ушел. Это было практически сразу после трагедии. Мне было совсем не до хоккея. Трудное время, — рассказывает Ткаченко-старший. — Нынешняя же команда — не моя. Да, я остаюсь болельщиком «Локомотива», желаю клубу удачи, хочу, чтобы он стал чемпионом, — но эта команда не моя. Нынешняя молодежь не помнит тот «Локомотив». На момент трагедии они же еще детьми были. А ведь та команда была уникальной. Самая настоящая банда, которая наверняка прошлась бы по всем катком. В ней были собраны личности, и играли они в свой хоккей. Кирюхин Андрюха поднабрал массы, Васюнов тоже был крутым, Галимов на подъеме… Очень хотелось посмотреть на их игру. Сейчас такого нет. Сегодня все играют одинаково, примитивно. Из-за этого хоккей не смотрю».

Нельзя объяснить в полной мере, что мы переживали в тот период. В русском языке просто нет таких слов, которые могли бы передать наше состояние и чувства. Когда ты теряешь смысл своей жизни… Все кипело только вокруг Вани. Мы жили его игрой, мечтами, целями. Виделись ведь с ним достаточно редко. Разве что только летом удавалось чаще общаться — в период межсезонья. Мистика или нет, но именно перед тем самым полетом мы с ним разговаривали по телефону достаточно долго. До этого такого не было вообще.
Уже десять лет планируем открыть хоккейную школу, но все никак не получается. Проблема в деньгах — в их отсутствии. Все боятся вкладываться в частные школы, потому их и нет. «Локомотив» не помогает, да и зачем это клубу? Ему ведь не нужны конкуренты. Власти города молчат. Они, может, хотели присвоить какому-нибудь спортивному комплексу имя Вани Ткаченко, но чтоб построить… Если такие планы и были, то я уже помру, пока они осуществятся. Но это все политика вышестоящих органов. Есть много бывших спортсменов, которые могли бы начать тренерскую деятельность, но некуда идти. Мы бы хоть завтра приступили к работе, но нам нужна база. Тренеров подберем, процесс и занятия организуем, только помогите с инфраструктурой. У меня просто нет таких денег, чтобы построить крытый каток.
Пока никто не проявил энтузиазма помочь, а те, к кому обращался с просьбой, отвечали уклончиво. Да, во дворах есть открытые площадки, но они не работают так, как задумано. В нашем климате необходимы именно крытые площадки. Посмотрите на Северную Америку: там одни крытые катки, и их полным-полно. А у нас — единицы. И чего мы хотим тогда? Каких успехов мы ждем? И ведь нет никаких проблем, чтобы построить нужные базы, это несложно. Но никто не вкладывается, а клубам это и вовсе невыгодно. Им проще забрать на халяву игроков из малоизвестных детских школ и оставить ни с чем тренера, который вырастил талантливого мальчишку.
Возможно, данные просчеты системы отечественного хоккея и отпугнули Ивана Ткаченко от перспектив посвятить себя тренерской деятельности по окончании карьеры игрока. Его отец же подчеркнул, что Иван не видел себя на тренерском мостике. Если он и мог чем заняться, попрощавшись с хоккеем, то, например, ресторанным бизнесом.
Ваня нам не рассказывал ничего про клуб, про команду, про себя. Мы ничего не знали и не знаем до сих пор. Так, иногда мог что-то обсудить в плане игры, но редко. Помню, он однажды стал капитаном «Локомотива», и у него результативность упала. Все из-за давления. Ваня был суперответственным, переживал за чужие ошибки. Энергия уходила не на то, поэтому я ему и сказал отказаться от капитанства. Нельзя таким ответственным людям давать подобное звание. После этого у него поперло. И ведь Ваня был максималистом во всем: в игре, в тренировках, в жизни. Эти качества проявлялись у него с детства. Раньше ведь никаких раздевалок не было, мальчишки переодевались прямо на трибуне. А это, сами понимаете, большой дискомфорт. Еще прибавим к этому долгое ожидание автобуса от хоккейной школы до дома.
Ваня был очень веселый, добрый и открытый человек. К нему все тянулись. Вот мы сняли фильм «Капитан Немо». Это не про хоккеиста, это про человека. Люди после просмотра этой картины ревели и говорили: «Такое нужно показывать детям в школах». Да, мы воспитывали Ваню, но то, что он оказался таким порядочным, заслуга не наша. Это сам Господь Бог через нас послал Ваню на землю, а он показал всем, какими должны быть люди. Он всегда улыбался, общался со всеми, находил общий язык с любым человеком. И все хотели с ним побеседовать, а девочки и вовсе сходили с ума по нему.
Просматривал блоги, новости, и выяснил, что Ванька, оказывается, занимался благотворительностью. Почему он об этом никому не рассказывал? Ваня помогал церкви в Ярославле, и, видно, ему объяснили, что языком молоть о своих добрых делах не нужно. В плане человечности и поступков Ваня стал для нас учителем, мы до сих пор у него учимся жизни. В некоторых вещах он был мудрее нас, обдумывал каждый свой поступок перед тем, как его сделать. Что еще удивительно: Ваня тогда по совету Сергея, своего старшего брата, вкладывал деньги в недвижимость, заставлял, грубо говоря, деньги работать, но при этом умудрялся скрывать факт перевода немалых сумм на благотворительные цели. Ванечка поступал так по велению души. Он помогал и больным детям, и детским домам, и храмам. Вот в Екатеринбурге, например, за него молятся: видно, помог финансово храму.
Сначала раскурочили портрет Вани. Разбили рамку, попортили саму фотографию. Позднее обнаружили трещину на памятнике, подсвечник и ангелочка тоже поломали. Из последнего — фотографию Вани всю измазали чем-то, раскрасили. Оттереть было практически невозможно. Как мы только не пробовали… В итоге через знакомую девочку обратились в один автосалон, там специальным устройством очистили. Может, кто-то мстит за что-то. Может, кто-то из зависти вандализмом занимается. И именно в отношении Вани. Ведь это не только на кладбище происходит. Вот во дворе дома, где он вырос, мы посадили сирень, а она почему-то перестала расти. Оказывается, кто-то попортил корни. То же произошло и с цветами. Десять лет уже прошло, а люди до сих пор гадят. Непонятно только, кому: мне с женой или именно Ване. Может, завидуют, что говорят в основном про Ивана. Но в чем его-то вина? Мы его не пиарим ведь. Журналисты к нам обращаются, мы с ними общаемся. А родственники других погибших хоккеистов не особо желают выступать перед СМИ, потому про их мужей или сыновей не пишут. Да, школу назвали в честь Ивана, но музей-то в ней открыли в память о ее десяти игроках-выпускниках. А родители остальных и не приходят же. Ваня, что ли, в этом виноват?» — рассказал отец хоккеиста. 
 
 

Источник Р-Спорт

Сообщить об ошибке или опечатке


http://allhockey.ru/news/show/422838-Otec_pogibshego_hokkeista_Tkachenko_Gospod_Bog_cherez_nas_poslal_Vanju_na_zemlju

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.