«Никакой Фёдор не запретит мне заниматься ММА». Жёсткое интервью со Шлеменко

«Никакой Фёдор не запретит мне заниматься ММА». Жёсткое интервью со Шлеменко

Александр рассказал о роли тренера в RCC Fight Show и окончательно закрыл тему недопониманий с Емельяненко.

Александр Шлеменко станет соперником Магомеда Исмаилова не только в клетке – бойцы будут соперниками как тренеры в реалити-шоу от RCC. Шторм и Лысый Хищник набрали по команде молодых бойцов и привезли их в две столицы единоборств – Омск и Махачкалу.

Александр дал эксклюзивное интервью «Чемпионату», в котором рассказал о тренировках с новыми учениками, а также ответил, почему не станет искать актуальный номер Фёдора Емельяненко и готов ли выставить своего ученика против телохранителя Моргенштерна (признан иноагентом на территории РФ).

«Если бойцы RCC Fight Show будут конфликтовать — вылетят из зала»

– Какие эмоции испытываете от того, что вы стали первым тренером в русском аналоге шоу The Ultimate Fighter?
– Да никаких, я уже длительное время являюсь тренером, у меня все схемы отработаны. Тренирую пацанов уже давно, поэтому для меня это несложно, просто теперь под пристальным вниманием камер, вот и всё.

– Вы следили за этим шоу?
– Да, но чуть-чуть совсем. Целыми сезонами не смотрел. Буквально какие-то отрывки – не смотрел ни одной серии целиком. Помню, как Рэмпейдж сломал дверь – этот момент везде был. Вырезки вот такие, и всё. Ещё у них были непонятные пьяные драки, это потом тоже всплывало.

– В начале карьеры не было желания пойти туда участником?
– Были просто мысли, но я подписался в Bellator, и всё отпало само собой. В те времена, когда оно начиналось, если посмотреть по статистике, там вообще никого не было из России.

– Вы уже вовсю проводите тренировки с парнями из шоу RCC. Уже есть те, кого можно выделить и сказать, что в будущем они добьются многого?
– Мы на подготовительном пути, только начали, неделю отработали. Поэтому чисто функционально ребята ещё слабые. По технике у всех есть свои изюминки. Сейчас моя задача за эти две недели в каждом развить потенциал индивидуально. Развить именно их коронки и дать направления, в которых им надо работать. Каждый в чём-то превосходит другого, поэтому кого-то выделять не хочу, все ребята и так уже прошли отбор. Это не просто пришедшие с улицы люди, это парни, которые уже подрались и доказали, что готовы здесь быть.

– А были недопонимания? Кто-то показывал характер?
– Нет, конечно. Я не тот человек, с которым показывают характер. Я не мальчик – есть узнаваемость, свой подход, плюс высшее педагогическое образование – Сибирский государственный университет физической культуры и спорта. В моей жизни было столько и студентов, и школьников, поэтому какие тут могут быть конфликты? Тем более здесь люди – профессионалы. С ними проще работать, потому что они знают, зачем сюда пришли. Если с детьми работаешь, которых родители привели, а многих ещё и заставили, с ними тяжело бывает.

А здесь приехали профессионалы, чтобы стать сильными. Первое, что мы сделали, – провели мотивационную встречу, я им объяснил, зачем это надо. И заставлять вообще никого не приходится, тем более с кем-то конфликтовать. Их никто здесь не держит. Если они, не дай бог, что-то себе позволят, то до свидания. Они вылетят из этого зала и вряд ли выиграют это шоу.

– Победитель получает контракт с RCC, но наверняка на проекте проявит себя не один боец. Возьмёте кого-то из них в SFC?
– Почему нет? Я подсказку сейчас дам молодым, что не всегда обязательно выигрывать, особенно в начале карьеры. Намного важнее, насколько красочно ты дерёшься. Особенно если мы берём RCC, то это организация, которая не заморачивается на бойцах, которые всех побеждают. Их девиз, чтобы это были красивые, зрелищные бои. В принципе, такой же девиз и у SFC. Поэтому почему нет, тем более так как ребята попали в мою команду, они, по сути, уже являются частью команды «Шторм».

«Многие бойцы будут мечтать драться в SFC, а не в Bellator или UFC»

– Вы в первый год в ММА провели 14 боёв. Сейчас молодым парням создают более комфортные условия?
– В разы комфортнее. Чтобы вы понимали, в первый год, чтобы заработать тысячу долларов, мне приходилось провести три боя, то есть выиграть турнир-восьмёрку. Отсюда и такое количество боёв. Поверь мне, в восьмёрках драться очень тяжело, в разы сложнее, чем сейчас провести какой-то один бой. Поэтому, конечно же, сейчас другое поколение, но опять же в те времена из таких условий формировался характер. И я нисколько не жалею, только рад, что прошёл такую жёсткую школу.

– С первого турнира SFC прошёл почти год. Каким вы видели промоушен год назад и соответствует ли он сейчас тем ожиданиям?
– Мы набираем обороты. Самое главное, что год назад мы провели пробный турнир, а сейчас у нас уже четвёртый, который вообще не сравнится с тем, что было в первый раз. Это исторический турнир, так как мне удалось Андрея Корешкова привлечь к участию в главном бою. А Андрей ни разу в жизни в Омске не дрался. Его ждёт публика, она хочет посмотреть на его бои вживую. Это совершенно другой масштаб. Поэтому мы растём, и мне приятно, что получается постоянно совершенствоваться, проводить что-то новое, более красочное, зрелищное и масштабное.

– Соперник Андрея — бразилец Леонардо Кавалейро. Как выбирали этого бойца?
– С хорошим рекордом в первую очередь. Старались подбирать такого бойца, который будет драться зрелищно, красиво и покажет хороший бой.

– Рекорд Кавалейро — 8-2, но вы, наверное, знаете, что Кавалейро ни разу в карьере не побеждал соперников с положительным рекордом.
– Я не матчмейкер турнира, мне сложно сказать. На самом деле, я так глубоко не изучал. Я посмотрел хайлайты, как он работает, тренируется. На самом деле, многие люди не понимают, но зачастую с такими бойцами драться ещё сложнее. Потому что здесь Андрей – фаворит. В случае победы многие могут сказать: «А что такого?» Но представь, какая мотивация у этого парня. Когда я дрался с Бруну Силвой, его тоже особо никто не знал. Да, я не смотрел, какой него рекорд, меня особо это не волновало, но, к сожалению, в том бою я проиграл и дал такой толчок для развития карьеры Силвы, что просто сумасшествие произошло.

«Никакой Фёдор не запретит мне заниматься ММА». Жёсткое интервью со Шлеменко

Александр Шлеменко и Андрей Корешков

– Можете ли сравнить подготовку турнира SFC с организацией в Bellator? Вы долго там бились и наверняка много замечали – есть ли нюансы, которые вы заимствовали из лиги Скотта Кокера?
– Мы взяли всё самое лучшее, и не только оттуда. Я считаю, что мы взяли лучшее со всех промоушенов, и мне больше нравится, как проходит наш турнир – более красочно, более интересно. Оттуда я почерпнул только одно – грамотная работа с телевидением. Когда ты работаешь на прямой эфир, очень важно, чтобы не было никаких пауз и затыков, затупов у кого-то. С точки зрения организации я считаю, что у нас всё на высшем уровне. Те, кто смотрел, могут подтвердить. Кто не смотрел, советую – на YouTube будет трансляция. Также мы готовим, чтобы она была на «Матч ТВ». Люди увидят и поймут, насколько качественно мы это делаем.

– Если ситуация с визой и Bellator не наладится, Корешков продолжит биться в SFC или найдёт другой вариант в России?
– Я сейчас веду большие переговоры. Не буду пока забегать вперёд, но если у меня получится всё задуманное, то промоушен SFC станет, не побоюсь этого слова, очень крупным. Это такой маленький эпитет, который можно подобрать. Дай бог, чтобы у меня всё получилось, тогда многие бойцы будут мечтать драться в SFC, а не где-нибудь в Bellator или UFC. Я понимаю, что у тебя это улыбку сейчас вызывает.

– Я буду только рад, если так произойдёт.
– Моя задача – постараться это сделать. Я это попробую сделать. Получится, не получится, но я буду знать, что попробовал.

– Сейчас SFC — лига, в которой вы даёте возможность развиваться бойцам из Омска и других городов Сибири. Политика какого топового российского промоушена вам ближе? Готовы привлекать бойцов поп-ММА?
– У нас другая политика. Мы единственная в России школа, которая поддерживается на общественных началах и общественниками в различных регионах. Мы сейчас представлены как школа в Тюмени, Новосибирске, Омске, Кургане, Ачинске, Красноярске, Петропавловске-Камчатском и Абакане. У нас постоянно растёт количество занимающихся. Более трёх тысяч детей взрослеют, переходят в профессионалы, и главная задача SFC – раскрутка именно этих бойцов.

Мы не хотим с кем-то соперничать, выяснять, кто лучше, но могу сказать точно, что у нас самый крупный промоушен за Уралом. Мы будем стараться развивать именно этих ребят, чтобы они не были забытыми. Вспомним Сибирского Конора, Анатолия Надратовского. Мы ему дали стартовую площадку, он себя проявил, что мы видим? Он перешёл в поп-ММА и там провёл бой. Он из Иркутска – неизвестно, попал бы он туда вообще.

«Ты Моргенштерна видел после того, как я его назвал чёртом?»

– Скоро дебютный бой по правилам бокса проведёт начальник службы безопасности Моргенштерна (признан иноагентом на территории РФ). Его цель — отомстить Михаилу Кокляеву за высказывания в адрес рэпера. Не хотите тоже помочь искоренению зла и выставить против телохранителя одного из бойцов школы «Шторм»?
– Мимо меня прошло это. Надеюсь, Михаил ему вправит мозги, этому непонятному человеку. Говорить можно всё, получится ли это сделать на деле – другой вопрос. Хочет отомстить – вопросов нет. Думаю, Михаил с ним разберётся. А так, пожалуйста – мы его ждём, пусть приезжает и попробует что-то сделать. Но, мне кажется, ничего особо не получится.

– Вы как-то назвали Моргенштерна чёртом, а в одной из песен рэпера есть строчка «Меня чёртом называют только черти». Телохранитель Моргенштерна утверждает, что это реакция на ваши слова. Будете что-то отвечать?
– Не знаю, как это ко мне относится. Может, черти его тоже называют. Он сам далеко от этого не ушёл – чёртом был, чёртом и является. А так что мне ему отвечать? Всё уже отвечено, всё сделано. Ты Моргенштерна видел после того, как я его назвал чёртом? Где-нибудь выступления его видел?

– В России — точно нет.
– Вот и весь вопрос. Пусть общается дальше с чертями, с которыми общался, вот и всё.

«Никакой Фёдор не запретит мне заниматься ММА». Жёсткое интервью со Шлеменко

«Ему по возрасту простительно». Шлеменко — о ситуации с Фёдором и бое с Исмаиловым

«Никакой Фёдор не запретит мне заниматься ММА». Жёсткое интервью со Шлеменко

Александр Шлеменко — Магомед Исмаилов. Легенды сразятся за особый пояс

«Никакой Фёдор не запретит мне заниматься ММА». Жёсткое интервью со Шлеменко

Клименко: изначально планировали шоу, близкое к TUF Даны Уайта

– У Владимира Минеева отменился поединок по правилам бокса с Тимуром Никулиным. Вам интересно было бы подраться по правилам бокса?
– Мне предлагали выступить на этом турнире ещё до Минеева.

– С Никулиным?
– Нет, быть хедлайнером этого турнира. Но у меня бой с Магомедом Исмаиловым, поэтому это не рассматривалось. Не вижу смысла разрываться, у меня нет проблем с выступлениями. Есть дата, конец августа, я готовлюсь и тренирую команду. Сейчас не то время, чтобы пробовать себя.

– После Магомеда вы не строите планов?
– Строю, но пока не буду о них говорить. На самом деле, у меня уже запланированы бои после Маги. Хотелось бы как в старые добрые времена драться каждый месяц. Было бы круто. На самом деле, бокс в моей голове есть, имеется желание подраться, просто пока карты не легли. Сейчас думать о боксе смысла не вижу. Почему тот же Владимир идёт драться по боксу? Да потому что ему негде драться по ММА. Я неправ? У него нет соперников, нет желания, может, нет достойного гонорара. Я не говорю, что он никому не нужен, ни в коем случае.

– Туменов его вызывал.
– А зачем Владимиру это нужно? Если Туменов готов ему доставить хороший гонорар, площадку, тогда ты можешь вызывать. А Туменов вызывает, и «Вова, пожалуйста, сделай мне всё, а я сейчас пойду и подерусь с тобой за хорошие деньги». Зачем это Владимиру? Он в бокс почему идёт – потому что пока нет достойного оппонента в ММА. У меня всё есть. Владимир в прошлом году дрался с Магой, в этом году я. Когда я с ним подерусь, тогда посмотрим, что будет дальше.

– Но Василевский вам точно неинтересен? Что по боксу, что по ММА?
– Конечно, нет. У нас закрытая история, знаешь. Даже говорить неохота об этом.

– Недавно в Омске прошёл турнир «Рен ТВ», где не обошлось без скандала. Иван Штырков рассказал, что организаторы не выполнили перед ним обязательства. Вы наверняка более осведомлены, можете сказать, кто, по-вашему, прав в этом споре?
– Я вообще не вникал в эту ситуацию, я её не знаю. Я туда пришёл как зритель и не участвовал во взвешивании. Я пришёл в тот же вечер и узнал, что Вани не будет. Так и не понял почему. Не выполнены какие-то договорённости вроде. Я, честно, не понял. Послушал потом интервью Владимира Хрюнова – он сказал, что с весами были проблемы.

– Иван сказал, что ему также не выплатили гонорар. У вас в карьере были такие ситуации?
– Были, иногда даже оставался без денег по молодости.

– Но с боя всё равно не снимались?
– Нет.

«Никакой Фёдор не запретит мне заниматься ММА». Жёсткое интервью со Шлеменко

Александр Шлеменко

«Никакой Фёдор не может запретить мне заниматься ММА»

– Вы знакомы с кандидатом в президенты Союза, которого выставил Фёдор, Андреем Терентьевым. Так как не дозвонились до Фёдора, не было мысли взять у Терентьева актуальный номер?
– Во-первых, я попытку сделал. Понимаю, что я моложе Фёдора, что Фёдор в спорте по сравнению со мной просто какая-то глыба. Я рядом с ним совершенно маленький, песчинка, можно сказать. Я имею в виду в ММА, но чисто по-человечески, по ответственным инициативам не считаю, что Фёдору в чём-то уступаю – в развитии ММА в России и так далее. Поэтому Фёдор тоже может на меня выйти или того же Андрея попросить со мной поговорить, но он предпочёл тоже высказаться через СМИ. Точно так же мой ответ вы все видели. Я попробовал это сделать, у меня не получилось.

Фёдор взял молчание, я в принципе тоже ничего больше не отвечаю. Если ещё что-то Фёдор ответит, тогда, может быть, я с ним поговорю. На самом деле, чтобы понимали люди, нет к нему, как он говорит, личных каких-то моментов. Ну что мне звонить? Да, он высказал своё мнение. Он меня в чём-то обвинил, хотя все видели, что это беспочвенно. Без подтверждений, бездоказательно. Что мне отвечать? Я сказал – Фёдор, ты зря так говоришь.

– 14 июня в Москве состоятся выборы президента Союза ММА России. Вы там будете?
– Нет, я отношения не имею к этому. Тем более Фёдор сказал, что моё лучшее достижение – это советник Радмира Габдуллина. Что мне там делать?

– Радмир баллотируется, думал, вы как советник будете там присутствовать.
– У меня нет права голоса. Если бы от меня зависел голос, я бы поехал и его оставил. А так посоветовать Радмиру я могу и по телефону, если надо. Моя задача как советника была улучшить ММА в стране, а конкретно – в Сибирском федеральном округе. Вот ты мне скажи, если у меня есть школы почти во всех городах Сибири, могу я быть советником хотя бы?

– ММА в России вы точно развиваете.
– Давай в Россию не будем забегать – Сибирский федеральный округ, где я являюсь советником. Кто более-менее подходит на эту кандидатуру?

– Думаю, вы.
– Поэтому мне просто хотелось чисто от души помочь ребятам. Это же не оплачиваемая должность – как я тратил своё время, так и буду его тратить. Мне просто хотелось сделать более массовым наш общий вид спорта. Чем более мы массовы, тем больше внимания на нас обращает государство, тем лучше будет Фёдору Емельяненко развивать Союз ММА. Но это не было оценено Фёдором, зато оценено Радмиром. Могу только пожелать, чтобы выборы прошли честно и без всяких подтасовок.

Люди забывают, что человек, который баллотируется на должность президента различных федераций, в первую очередь не должен быть хорошим спортсменом или чемпионом мира. Это человек, который должен в первую очередь думать о нашем общем, обо всех и привлекать финансы. Для того чтобы дети могли заниматься бесплатно, чтобы не было вступительных взносов, чтобы проводились соревнования различных уровней, и на всё это находилось финансирование.

– Если Радмир не остаётся в Союзе ММА, то вы тоже уходите?
– Ты так говоришь, будто я вцепился и меня не выкинуть. Я не остаюсь, но это никак не повлияет на мою общественную деятельность. Я точно так же буду развивать массовый спорт и ММА, свой любимый вид спорта. Прикол в чём – запретить заниматься ММА мне никто не может. Никакой президент Союза ММА, никакой Фёдор Емельяненко. Я как этим занимался, так и буду. Не он меня в этот спорт привёл, не он мне дал возможность заниматься. Слава богу, очень много людей равняются и на моё движение, которое чисто от души пытается помочь людям.

– Если не брать вас и Магомеда, можете ли назвать топ-3 лучших русских средневесов?
– Не буду называть… Ладно, скажу так: я, Мага и я. И ещё Мага – получилось четыре.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.