«Мне нечего сказать. Опустошение». Как сборную России встречали в Москве

«Мне нечего сказать. Опустошение». Как сборную России встречали в Москве

Кажется, футболистов на родине узнали только таксисты.

Сборная России сразу после поражения от Хорватии (0:1) улетела в Москву. Игроки приземлились в Шереметьево около половины первого ночи – одновременно с другими спортсменами: паспортный контроль игроки проходили сразу после хоккеистов финского «Йокерита», рейс которого до этого задержали. Ни о какой толпе болельщиков, встречающих своих кумиров, речи, конечно, не было – всё-таки не олимпийские чемпионы прилетели. Игроков ждали только несколько журналистов и водители – чтобы развезти футболистов по домам.

Общаться после поражения и перелёта сборники не хотели. Шедевральных отмазок, как слова Рязанцева про пирожки, никто не придумал – сегодня футболисты научились отказывать в комментариях вежливо или просто молча проходить мимо. Заболотный, Зобнин, Ахметов, Фомин, Бакаев – на лицах игроков не было полного опустошения или злости, скорее, усталость и желание побыстрее забыть прошедший день.

Футболистов, несмотря на экипировку, почти никто не узнал. Людей в Шереметьево, в принципе, было мало, так что приветствовала игроков только пара таксистов: «Заба, не расстраивайся! Нет сильней армейца на свете!» — Антон своих фанатов проигнорировал.

Одним из последних выходил Дмитрий Баринов. Полузащитник, как и его партнёры, комментировать итог матча не хотел, но пару фраз всё-таки произнёс:

– Мне нечего сказать.

– Когда летели, какое было чувство? Это стыд, грусть?
– Опустошение.

– Проигран бой, а не война?
– Будем биться.

После Баринова к журналистам вышел тренер вратарей сборной Виталий Кафанов. По его ответам настроение команды становится очевидным.

– Матвей сегодня всё делал правильно, каждое решение. Он заслуженно получил звание лучшего игрока этого матча. Матвей сказал, что ливень усложнил жизнь. Как он сказал — во втором тайме уже не было быстроты в ногах. Ноги были тяжёлые.

– Момент с голом Кудряшова уже разобрали?
– Нет. Я ничего не видел, мы сидели, и там не было ничего видно. Да и желания не было пока смотреть, завтра сделаю это.

– Сафонов – первый выбор окончательно?
– На сегодняшний момент можно сказать, что Сафонов — вратарь номер один. Дальше всё будет зависеть от него. На первый сбор он не попал даже в пятёрку вратарей. Я очень рад, что та ситуация заставила его выжать из себя максимум и заставила работать. К следующему сбору он уже был первый. Повторюсь, всё зависит от Матвея.

– Как вам эпизод с его финтом?
– Он всё делал правильно. Я ему сказал, что он очень смело играл. Если бы он тогда не обыграл нападающего, его бы накрыли. Тренеры вратарей всегда говорят, что вратари должны обострять игру и делать её более опасной. Если мы говорим о вводе мяча в игру. Мы сейчас говорили с Матвеем в самолёте. И я сказал, что хотел бы, чтобы другие вратари, смотря на него, начинали играть так же.

– Какие у вас ощущения от работы с Хайкиным?
– Впечатление после сбора лучше, чем то впечатление, которое сложилось от просмотра по телевизору.

***

Больше остальных, конечно, интересовали эмоции Фёдора Кудряшова. Игрок подвергся хейту в соцсетях, чего мы, конечно же, не приветствуем. Но чаще всего такие эпизоды футболисты всё-таки комментируют в СМИ. Кудряшов же уехал из аэропорта незамеченным: он вышел из зоны таможенной зоны первым (видимо, был без багажа) в неприглядной одежде с капюшоном на голове. Здание аэропорта Фёдор покинул быстро – вместе с техническим директором РФС Андреем Лексаковым.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.